N.Dank... Согревая ладошки луж. (n_dank) wrote,
N.Dank... Согревая ладошки луж.
n_dank

Category:

Стихи о Петербурге. Стихи о Ленинграде. Современные авторы. Сетевая поэзия. Подборка хороших стихов.

Стихи о Санкт-Петербурге, стихи о Ленинграде. Лучшее. Петербург-Петроград-Ленинград.
Современная поэзия, затерянная в сетевой глуши. Стихи современных авторов. «Нулевые» и «десятые», слово авторам 21-ого века — талантливо и вдохновенно — только их практически никто не слышит. Впервые в данном ЖЖ я попробую опубликовать подборку чужих стихов.



*
Мой Санкт!

«...может кто-то назовет это городской лирикой, но для меня это искренняя любовь...» (с) Автор

Закрываю глаза, забывая о дне пережитом,
И бреду наугад по звенящим твоим мостовым,
Сквозь задумчивость парков, решетчатой сетью увитых,
Мимо темных дворов с островками бездомной травы.
Пробираюсь бочком вдоль каналов по самому краю,
Утопаю душой в полукружье твоих колоннад,
Забываю про все, и в бездонную память ныряя,
Закрываю глаза и бреду, и бреду наугад…

……Ах, Санкт-Петербург, мой покой и недуг,
……Ну как ты живешь без меня?
……Уныло бредешь послефинишный круг
……Усталой походкой коня.
……И ночью сырой, заблудившись в мостах,
……Ложишься у самой воды,
……Как медный, потертый, старинный пятак
……В кармане российской нужды.

Ты вздыхаешь с тоской, но, почуяв меня, оживаешь,
Шевелишь волосами нечесаной гривы-листвы
И звенят бубенцы, колокольчики старых трамваев,
На лихом повороте твоей трехсотлетней судьбы.
Наливаются мышцы упругие Клодтовской статью,
Пробегает по венам-проспектам тревожная дрожь…
Ты от всех городов отличаешься медною мастью,
Ты на всех остальных абсолютно ничем не похож!

Я приеду к тебе! Лишь немного расправлюсь с делами,
С бесконечной цепочкой надуманных, ложных проблем.
Ты хранитель моих сокровенных и тайных желаний,
Вдохновенный источник еще не написанных тем.
Потерпи, мой дружище, и утром в ближайшую среду
Отсчитают колеса на стыках размерянный такт…
Это я, позабыв обо всем, на свидание еду,
Мой любимый, родной, позабытый отечеством Санкт!

2006
Автор: smotritelmayaka
Страничка автора: http://lyrik.33b.ru/gedicht43366.html


*
Покажи мне Неву!

Покажи мне Неву! Эту черную стылую бездну.
Лабиринты дворов под нависшей громадою крыш.
Я, увы, не поэт, стихоплет, стихотворная бездарь,
Мне бы только глоток трехсотлетней слепящей жары…

Покажи мне Неву! Я давно этой страстью болею,
Обнимаю руками с горбатых ажурных мостов.
В полудреме брожу по тенистым заветным аллеям,
Пожирая в восторге фасады усталых домов.

Покажи мне Неву! С парапета Васильевской стрелки.
Чтоб на миг окунуться в бездонных небес синеву.
Я клянусь сохранить петербургские тайны навеки…
На коленях прошу, покажи, покажи мне Неву !

2006
Автор: smotritelmayaka




*
Осенняя рапсодия

Минорный дождь бродил по мостовым, –
Продрогнувшие улицы пустели,
Гляделись в лица луж дворцы Растрелли,
И каплям подставляли морды львы,

И колотилась об асфальт вода,
Рассыпавшись чешуйками скалярий
На Невском. На Сиреневом бульваре.
Дождь в окна бил – его никто не ждал.

Внимал руладам водосточных труб
Нахохлившийся голубь на карнизе.
Игольчатыми брызгами пронизан,
Стыл город галеоном на ветру.

Сегодня, верно, думалось ему,
Куда б из местной осени отчалить…
Он вслушивался в крики редких чаек,
Меняя курс на ближнюю весну.

2010
Автор: zlata31 (Ольга Кнорр)




*
Жемчужные сумерки

Жемчужных сумерек примерив макинтош,
Так никогда его и не снимает.
Любимый город... он не понимает,
Как можно жить без зонтиков-галош.
Как можно зимний день представить долгим,
Включать почаще солнце в рацион,
Не вымокшим закончить моцион...
Не нравится вперёд – с Невы на Волгу!
...и если б захотела, всё без толку,
пусть даже запланирую побег,
меня адмиралтейскою иголкой,
к себе пришил мой Ленинград навек...

2010
Автор: Твайлайт (Dominika Tvaylayt)




*
открытка начала века

как там погода и какие виды
на урожай в прожаренных степях?
ах, право, мне невыносимо стыдно,
но не могу покинуть свой очаг.
не побродить по шири Бессарабской,
не пить у колонистов молоко.
милее шин шуршанье по брусчатке,
и не воловий рёв, а мой клаксон.
ну что ж, приятных дней вам на плэнере,
надеюсь, вдохновенных и цветных,
а я предпочитаю в Англетэре,
под кюрасо писать вам этот стих.
на сём позвольте, новомодным «чао»,
мне завершить стежки ненужных слов,
вы верите в природы величавость,
а я в удачу ломберных столов.
столь разное, мы посчитали домом,
я навсегда, а вы прозрели вдруг…
пост скриптум: шлю вам тысячу поклонов,
начало века, ваш Санкт-Петербург…

2012
Автор: aha220 (Андрей Климов)


*
гранитная книга

на Заячьем острове пушка
бабахнет минут через шесть.
служивые люди послушно
в кофейни отправятся есть.

служивые люди, ваш Город
заметно сменил макияж.
он очень по-летнему молод,
но чувствует время и стаж.

брасматик зеленый на парках,
и Стрелка от глаз пролегла.
немножко, мне кажется, жарко,
но мы, так хотели тепла...

здесь место любви и интригам,
под вопли и шепот молвы,
мой Город.... гранитная книга,
прошит переплетом Невы.

он мой календарь, ежедневник,
словарь и цитатник стихов.
мой Город дороже всех денег,
я нищим прожить в нем готов.

листаю страницы по датам,
той самой холодной зимы,
когда, даже Сфинксы в солдаты
ушли... но вернулись с Войны...

по Невке плывет ресторанчик,
пью кофе и жду свой заказ.
мой Город, прекрасный обманщик,
спасибо! что радуешь нас...

2015
Автор: aha220 (Андрей Климов)


*
иду дворами

иду дворами через три моста.
замёрзла Мойка, Обводной не дышит.
орёт ушибленый любовью кот на крыше,
а на Нерукотворном нет креста.

мосты, дворы колодцы и зима...
и нихрена не ясно в этой жизни.
по карте банка в алкошопе выясним
почём нальют ирландского дерьма.

а на ростралках мне китайских ламп огни.
о, Господи! как не хочу на службу.
зима, а под ботинки лезут лужи,
противные и мокрые они.

а жисть не пишут с читого листа,
травя себя кубинской сигаретой
я весь такой, мечтающий про лето,
иду дворами через три моста.

2020
Автор: oldaha (Андрей Климов)


*
на двоих со Сфинксом

...а на гробницах древних фараонов
грибница плесени задумчиво растёт.
забредший ветер Гизу подметёт
и подтвердит, что под луною всё не ново.
оно - канешна. Юдифь пьёт с Далилой,
ван Реймсу провоцируя пейзаж.
меня водили в детстве в Эрмитаж,
смотрелись эти тётки очень мило.
похмельный всадник на своём коне,
Сервантес из провинции ла Манча,
так Иоанна чем-то озадачил,
что даже Блок решил – что жизнь в вине.
что взять с меня? безвинно, просто пью,
когда вокруг такие ужасы природы.
я, специально, не придумывал погоды,
что, брат, продрог? давай, тебе налью.
дружище Сфинкс, а ты гляди – клюёт!
и я был прав, послав ментов на буквы эти,
а ты бурчал, мол ничего не светит,
который раз, извольте бриться, Новый Год .
Нева – не Нил и климат здесь другой,
а морду воротить, ты знаешь, мелко.
когда придёт Писец заместо Белки,
то ты и Мойку назовёшь рекой.
гляди, мурзявки тянутся на клёв,
закуску точат, в ожидании, с газетки,
ты думашь, про корюшку всё это?
да ты не Сфинкс гранитный – ты осёл.
не Буриданов, кстати... чё шумишь?
да, вижу, вижу.... рыба здесь такая,
за дамбой Котлинской там тоже не от Рая,
зато, там есть чухонцы и гашиш.
да, не, гранитный, я не в тех делах,
мне ссанки лепреконов круче гурий.
когда на деньги не хватает стульев,
то биржи падают и хэджи шлют всех нах.
ну, за тебя! за твой гранитный век,
за нос отбитый злой нечестной сталью.
мы сорок лет общаемся, но мало,
прости меня мой друг - я человек...

2019
Автор: oldaha (Андрей Климов)


*
КОМАРОВО

песчаный пляж посёлка Келломяки…
за частоколом сосен прошлый мир.
для каждого отыщется кумир,
на этом малом острие атаки…

плацдарм литературы вышел весь.
как авторы твои мой вкус творили...
они здесь пили, жили, говорили,
а кое-кто и похоронен здесь.

медь корабельных сосен в облака.
седые волны Финского залива,
пузырчато и радостно-игриво,
песок оближут до гранитных скал.

шумливый Питер смазан тишиной.
чухонская задумчивость природы,
отсутствие прогнозов для погоды,
и чувство, словно ты пришел домой,

пришел к друзьям, которые ушли,
ненадолго. ещё дымят окурки
и яблока почищенного шкурки,
свой вечно-ржавый цвет не обрели…

они живут в нас сотнями страниц,
мы поминаем каждое их слово.
двадцатый век посёлка Комарово,
ещё глядит в меня из-под ресниц…

2017
Автор: aha (Андрей Климов)





*
Настало лето...

Настало лето. Ну так что ж?
На землю снова сыплет дождь.
И небо серое. Совсем не до загара.
Сирень давно уж отцвела,
А где тепло? Что за дела?
Всего – плюс десять. Это явно не Сахара.

Твердят, что будет. Но … потом.
Пока ж весь город под зонтом.
Потоп всемирный? Он уже похоже рядом.
Пора ковчег вновь строить, Ной!
И чтоб по парам… Вы со мной?
Вот только взглядом убивать меня не надо.

Вы лучше бросьте этот взгляд
На Зимний, иль на Летний сад,
Иль под зонтом «с понтОм» по Невскому пройдите…
Подумаешь – с небес вода!
Да. Часто. Но ведь не всегда?!
Он просто любит чистоту, наш славный Питер.

Он душ старается принять,
Чтоб в полном блеске показать:
Мосты, дворцы, проспекты, площади, соборы…
Вот подождите. Дождь пройдет.
И чудо вмиг произойдет.
И вы поймете, что такое этот город.

Когда лазурный небосвод
Сольется с гладью невских вод,
А солнце робко заглядится в позолоту,
Под шёпот парковой листвы
Вам мило улыбнутся львы…
А дождь… он так. Он просто делает работу.

нулевые (?)
Автор: Караваев Н.М. *Карнимир





*
Сказки для рыбака на безрыбье

Вдоль гранитных опор
пробираясь во тьме, тайком,
рыба трогает город
раздвоенным плавником.
Размываются контуры, гасится свет в домах…

Время длится наощупь,
минуя людей впотьмах,
как Фонтанка – текущая между грозой и дном –
огибает площадь и гастроном.

В ресторанном дыму,
где ни в ком не болит река,
город пробует рыбу
с подливкой из чеснока.
Застывая под сыром в тарелке морских щедрот,
с бутерброда гостям улыбается мёртвый шпрот.
Пискнув, падает блюдце… Сквозняк выбегает вон, позабыв про голод и выпивон.

Лодка
бьётся
белугой
о каменный борт Невы. Вновь за кем-то незримым бредут по воде волхвы,
и дыхание Балтики слышится над тропой, где мосты-динозавры склонились на водопой.
Между тьмою и тьмой, где вливается в ночь река –
тонкий шрам от рыбьего плавника.

… Глядя в чёрную муть, вдруг покажется, что фантом под взлохмаченной шкурой воды шевелит хвостом…

Автор: Тейт Эш


*
из цикла «Питерский альбом»

Мы не проколем бабочку иглой
Адмиралтейства – только изувечим.
Иосиф Бродский

Поэт в России – больше, чем поэт
Евгений Евтушенко


1.
Мой друг, я буду в Питере с утра.
Пытаюсь спать под хохот, храп и бредни,
Уныло отгоняя комара...
Дежурный проводник включает бра,
Приносит чай, выслушивает сплетни.

За поездом бегут скелеты крон.
Метель всю ночь с подножки не слезала.
Схожу с ума.
(На пристань? На перрон?)
В нелепых декорациях ворон
Дверями машет здание вокзала.

Лирический герой едва живой.
Ты, впрочем, скажешь – просто накатило.
Куда идти? Стою на мостовой,
Как витебский патруль береговой,
Глядящий на замёрзшее светило,

В котором отражается Нева,
Балконы, крыши, бранные слова
И что-то, недослышанное мною.
Бистро – направо. Пеною пивною
От грустных мыслей лечится молва.


2.
Мой друг, здесь души заперты в тиски
Ведущих в небо лестничных пролётов.
Вконец осатаневший от тоски,
Господь ночами слушает стихи
И забирает лучших рифмоплётов.

У Невской Лавры строен силуэт.
Просторный тротуар разносторонен.
В аиде каждый сам себе аэд.
«Поэт в России – больше, чем поэт»,
Когда рождён, убит и похоронен.

Пора поднять грядущее со дна.
Спешу покинуть мрачные ограды.
За каждым аймаком лежит страна,
Но лучшего в упряжке скакуна
На полпути уводят конокрады

И гонят в Лавру. Вечен ледостав.
Забвенье спит, столетья распластав.
И гении смычка, пера и дроби
Глазами перекошенных надгробий
Глядят в унылый мира кенотаф.


3.
Мой друг, надежда свидеться слаба,
Твой адрес переездом искалечен.
Цыпленок чуда выпал из герба.
Смотрю, как сотни маленьких не-встречин
Сплетаются в большое «Не судьба».

Уходит день по следу детских лыж,
И я за ним. Курю. Давлю усмешку.
Стрелой играет каменный малыш.
Что мне осталось?
Снег.
Раздолье крыш,
Где ангелы с щеглами вперемешку,

И сорок лет длиною в черновик,
Где нет родных, но много всяких прочих.
Над Питером сияет крестовик,
Но призрак, оседлавши броневик,
Усердно исповедует рабочих.

Судьба страны стремится к январю.
Мерещится седому звонарю –
Прощальный круг закладывает стая.
Колоннами в гранитный пол врастая,
С земли ей смотрит вслед одна шестая.
И я с тобой негромко говорю.

Автор: Ash (Тейт Эш)





*
Питер обманщик...

Питер обманщик, Питер миражник
Он акварельный, праведный бражник.
Питер, отравой забравшийся в душу.
Питер, дворцом засмотревшийся в лужу.

Здесь все дороги не в Рим — на Фонтанку,
Здесь на лицо все и все наизнанку.
Кажется, счастье — и метаморфоза,
Кажется, оттепель - ветер с морозом.

Дни пролетают, проносятся лица.
Хочется выпить. Нет — тянет напиться!
В полночь бродить возле Летнего сада,
Хочется в сад, не пускает ограда.

Эх, развернуться бы мне, разгуляться!
Вирши писать, на дуэлях стреляться,
С Пушкиным встретиться в Царском под кленом,
Ночью молочной гулять с Гумилевым.

Но не судьба, все уплыло, пропало,
Кануло в Лету, в Неву и в каналы.
Питер остался, мой сон наяву.
В нем и живу...

Автор: (?)





*
ПОЛОНЕЗ ОГИНСКОГО

Ну, вот и зима. В подворотнях качается дым.
Удушливый мех, точно мельничный жернов на вые.
Под медленным снегом, стекающим с неба, впервые
Увидишь свой город — и Ангела в тучах над ним.

Послушай — зима подступает, тряся головой.
Зима над Обводным, над Карповкой, Крюковым, Зимней,
Лебяжьей канавкой — и пухом лебяжьим, гусиным,
Гагачьим и прочим
Повисли снега над Невой.

Но будет погода — полгода зимы впереди.
И как ни шамань, ни тоскуй об истаявшем лете —
Билет уже куплен, и дата стоит на билете.
И жадный птенец ожиданья трепещет в груди.

Пора, брат, пора! Вышло время, и конь под седлом.
И смуглые пальцы уже стасовали колоду.
И спущена лодка на темную зимнюю воду.
И место твое опустело за круглым столом.

Пора, брат, пора! Только первые капли горьки.
Все будет значительно проще, а может, и слаще.
И Ангел Прощания с Городом Тварей Дрожащих
Застыл на ступенях у вкопанной в камень реки.

Автор: Ольга Гришина


*
МАРСОВО ПОЛЕ

Дорогая, сядем рядом, поглядим в глаза друг другу...
Сергей Есенин



Седьмой утра. Продрогли стены, и снег с дождем попеременно,
И снова море по колено, и снова лужи по плечо,
И все нетленно и не ново: глаза, усмешка, дело, слово,
И облик города Петрова, и жизнь, и что-то там еще...
Шипят и гаснут волны быта: Вставай. Трамвай. Талон. Пробито.
За мостом лейтенанта Шмидта рванется ветер напролом.
Трамвай качается, скотина. В окне мотается дождина,
И мокнет жизни половина на остановке за углом.
Расход велик, доход ничтожен. Кредит и вовсе не положен.
Мы были счастливы — ну что же: какие круглые нули.
"Дружок, любви не учат в школе".
"Я — просто двоечник". — "Тем боле.
Мы наше Марсовое поле с тобой, похоже, перешли".
Что ж, напоследок сядем рядом и поглядим в глаза другу другу.
С бессонным старческим надсадом клокочут в сумраке дожди.
Да будет нам светла разлука в иззябшем сердце Петрограда.

Прощай, очей моих отрада.
Я проезжаю.

Выходи.

Автор: Ольга Гришина





*
Питер. Прогулка.

1.
Петербург, как известно, маленький город.
Он был чуть больше, когда я был молод,
Но вдоль-поперек мною прожит и пройден
Для путешествий он стал непригоден.
Теперь что проспекты, что переулки —
Не для путешествия всё. Для прогулки.
Ну что ж, прогуляемся. Встанем со стула.
Рискнем разогнуть всё, что время согнуло.
Разомнем позвонки, почувствуем возраст:
С утра суставы хрустят, как хворост.
Будем сидеть — превратимся в овощ.
Пойдем! Там — Питер, и он нам в помощь.









10.
Петербургская барышня. Наверно, уж сто раз
Пытались поэты постичь сей образ,
До истины и до сих пор не близко.
То Незнакомка, то Барбара Брыльска,
То что-то такое полупрозрачное,
Что-то русое, нечто мрачное,
И фригидное, и сексуальное,
Но, безусловно, интеллектуальное.
Как поэты не обольщались,
Как режиссеры не извращались,
Так ничего и не устаканили,
Лишь мозги тинэйджерам затуманили.
Скажу как закоренелый практик:
Будь в моем багаже, хоть фактик,
Отличающий барышень петербуржских
От московских, рязанских или калужских,
Я раздул бы его до такого размера,
Что содрогнулась бы ноосфера.
Я всю жизнь бы им посвящал поэмы
И ни с них не слезал бы, ни с этой темы,
Но, увы — ни особых душевных качеств,
Ни физических данных, что тоже значат
Совсем немало, не обнаружено.
Простишь ли меня ты теперь, петербурженка?

11.
Я стою на набережной Фонтанки.
Смотрю на воду. Пивные банки,
Окурки, листья, презервативы
Плывут куда-то неторопливо.
Я отражаюсь в воде дремотной.
Я представляю Фонтанку плотной,
Желеобразной, горячей массой.
В ней не поплаваешь кролем, брассом,
В нее хорошо солдатиком прыгнуть,
Пойти на дно, дна не достигнуть
Да так и застыть в этой вязкой массе,
Как жук в смоле или муха в масле.
Но не захлебнуться — к чему мученья? —
А медленно, медленно плыть по теченью,
Вращая глазами, вообще вращаясь
Вокруг оси своей, не прощаясь
Ни с кем, уплыть по реке куда-то,
Где ни абсциссы, ни ординаты,
А только тусклый и теплый омут…
Но все же вода — это то, в чем тонут,
Поэтому я, стряхнув наважденье,
Назад забираю свое отраженье
И продолжаю свою прогулку,
И сердце бьется уже не гулко.
Особенность Питера: здесь есть вещи,
С которыми нужно как можно резче.
Увидел, понял — и дальше топай,
Не стой там, как на Плющихе тополь,
Не то хорошего не получится:
По взгляду по твоему, по лучику
Они затянут тебя на раз-два
В такие муторные пространства,
Откуда выйдешь ты только с Пряжки,
В завязанной сзади ночной рубашке.

12.
Я встретил знакомого на Рубинштейна.
Он шел домой с бутылкой портвейна.
Позвал к себе, я отказался.
Я спросил: "Как жизнь?" А он: "Задолбался.
Работы до дури, хочу напиться.
Мне этот бизнес и ночью снится!
Блин, в этом городе платят кисло…" —
Он стал называть разные числа
И рассказывать мне, как где-то кто-то
Получил вдвое больше за ту же работу.
Я сказал: "Уезжай и мозги не трахай",
А он: "Из Питера? Да иди ты на ***".

13.
Чтобы быть петербуржцем, необязательно
Родиться в Питере. Как и писателем
Можно быть, не закончив и восемь классов —
Сколько гениев вышло из лоботрясов!
Ты жил себе, жил в какой-нибудь Вологде,
В Тотьме, в Твери, в любом другом городе
И вдруг — очнулся на этих улицах.
А дальше… Дальше — сплошной Кустурица.
Стрелка. Июнь. Ты глядишь бесстыже:
Впереди — Петропавловка, сзади — Биржа,
Петроградка, Невский, Васильевский остров,
Прямые линии… — просто? Просто.
Да ты тут всё завоюешь на фиг!
Ты можешь даже составить график
Завоеваний. Твой ум, как бритва.
Ты вызываешь весь мир на битву,
Ты смел, хитер, ты готов к подвохам,
Но с каждым движением, с каждым вдохом,
С каждым выдохом, с каждым шагом
Ты чувствуешь: блин, ты столкнулся с магом,
Который, как какой-нибудь Нео,
Уже в тебе. И Нева, и небо,
И все остальное тебе уже отдано
Без всякой битвы. "Господи, вот оно!" —
Задыхаешься ты. Давай, брат, действуй —
Гуляй со спицей Адмиралтейства
В сердце своем!.. О-кей, не буду
Пугать тебя петербургским Вуду —
Питер с тобой и так не расстанется.
Но главное вот что: тебе это нравится.
А завоевать-то его не сложно.
Бери. Избавиться — невозможно.

14.
С другой стороны: можно здесь родиться,
Прожить всю жизнь, и в невской водице
Утонуть, провалившись под лед в апреле,
Но не понять, где на самом деле
Ты столько лет дымил и сквалыжил,
Жил — не жил, выживал — не выжил,
То есть не чувствовал ничегошеньки,
Чай, не принцесса ты на горошинке.
Вечно бухой, и на все в обиде —
"Крутой мужик был", — скажут на панихиде,
И это, пожалуй, всё, что скажут.
Талант пропит, капитал не нажит.
Ты откуда? Из Лондона? Питера? Кракова?
Плебейство всегда и везде одинаково.

15.
На Невском всегда толкотня и грохот.
Урчанье машин, человечий рокот
Меня оглушают, как взрыв в катакомбе,
Всего минута — и я уже зомби.
Так в дурке с мыслями о высоком
Вмиг справляются электрошоком,
И если вдруг кому одиноко,
Дуйте на Невский. Таких тут много.
Тут можно запросто разминуться
С самим собою. Тут люди трутся
Плечом о плечо, взглядом о взгляд и
Душой о душу… Нет, это вряд ли…
Скорее — мыслями и мечтами:
Кто об Игоре, кто о Тане,
Кто о "Сони", кто о "Самсунге",
БГ о "Грэмми", матрос о юнге,
Кто чего хочет, кто чем мается —
Здесь тебя всё буквально касается.
И сам ты, плачешь или смеешься,
Точно такой же. Поскольку — трешься.
Не презирай же своих сограждан,
Влекомых вдаль, кто духовной жаждой,
Кто просто жаждой, а кто наживы,
Давай-ка, интеллигентик вшивый,
Включайся в этот веселый слалом:
Призов — в обрез, игроков — навалом.
А то не успеешь, и опоздаешь,
И не сумеешь, и не узнаешь,
И не увидишь, что все увидят…
Где метафора, где эпитет,
Чтоб передать это ощущенье?
Я не нашел их. Прошу прощенья.
Видать, поэтому каждый день я
И изучаю законы тренья.
Невский — и тут рукоплещут зрители —
Самое московское место в Питере.

16.
Тут все же надо внести поправку:
На Невском проспекте такая давка
Только в светлое время суток.
Чем ближе ночь, тем меньше маршруток,
Меньше машин, продавщиц, туристов,
Меньше художников и гитаристов,
А потом и они исчезают где-то —
То ли в метро, то ли в волнах света,
Падающего из глубины Вселенной
На нас по касательной от Селены.
Постепенно пустеет усталый Невский,
Теперь делить нечего здесь и не с кем.
Теперь можно делать тут все, что хочешь.
Совет влюбленным: часа в три ночи
Хорошо идти по проезжей части,
И не прикасаясь к предмету страсти,
Насвистывать что-нибудь из Маккартни,
И коль менты не спутают карты,
Получите странное наслажденье
И от Невского, и от пенья.

17.
Я слышу собственное дыхание,
Слов различные сочетанья,
Переплетения интонаций,
Приказы из милицейских раций,
Призывные крики экскурсоводов,
Ругань таксистов и пешеходов,
Признанья в любви, обсуждения шмоток —
Тысячи разгоряченных глоток
В одном немыслимом диалоге.
Интересно, к чему мы придем в итоге?
К тому, что каждый займет свою нишу?..
Я слышу себя. Или не слышу?

18.
Я вижу глаза идущих навстречу:
В одних горит: подойдешь — изувечу,
В других сияет: жизнь — прекрасна,
В третьих вообще все давно погасло,
В четвертых искрит: денег достать бы,
В пятых блестит: не родить бы до свадьбы,
В шестых мерцает: дашь — не обижу…
Я вижу себя. Или не вижу?

19.
Я чувствую: твердь под своей подошвой,
Пустой желудок, грезящей "ношпой",
Сумку, врезающуюся в ключицу,
В левом глазу соринку, ресницу,
Случайные прикосновенья прохожих,
Холодный ветер на теплой коже,
Дым, заползающий в носоглотку,
Мышцы лица, позвонки, походку…
Я чувствую это. И, что бесценно,
Я чувствую это одновременно.

20.
Я думаю. Думаю отвлечённо,
Что вот не думаю ни о чем я,
И на душе моей так спокойно…
Молчанье разума — радость воина.

21.
Я знаю, что где-то есть жизнь иная.
Я знаю это. Я это знаю.

22.
Не важно, что будет со мною завтра.
В моей голове крутится мантра.
Повторяйте за мной, если хотите:
Я в Питерепитерепитерепите…

23.
Ну, вот и метро "Площадь Восстания".
Я гулял бы и дальше, не перестань я
Искать что-то новое в звуках, в лицах —
Всякая страсть должна утолиться,
И я свою утолил. Наверно,
Прогулка вышла немного нервной,
Особенно тот эпизод с Фонтанкой.
Да и на Невском я с перебранкой
Переборщил — зря я встал там в позу,
Но в целом прогулка пошла на пользу.
Правильно сделал, что вышел из дома,
А то бы нашла на меня истома,
И я бы ей сдался опять покорно,
А дома-то дел, между тем, по горло.
А так я встряхнул и чувства, и мысли,
И те места, где должны быть мышцы,
Энергии качественной навампирил
В этом модерне-барокко-ампире,
И теперь довольный валю отсюда
Домой, где меня уже ждет посуда,
Оставшаяся после пьянки вчерашней.
Мыть посуду с больною башней —
Это же два наказанья сразу,
Мне это садо — совсем не в мазу.
Теперь же я с этой немытой кучей
Справлюсь в два счета, как Ельцин с путчем.
В общем, спасибочки Петербургу
За всё: за энергию, за прогулку,
За тарелки с присохшими овощами…
Что бы еще сказать на прощанье?
Надеюсь, Питер я не обидел.
А если обиделся кто за Питер,
Милости просим бить морду автору —
Его вы найдете в районе Автово,
Можете также этого гада
Поймать, например, у Летнего Сада,
На Петроградке, на Невском, конечно.
Встреча, в общем-то, неизбежна.
Можно везде меня взять за ворот —
Петербург, как известно, маленький город.

2005
Автор: Кирилл Комаров






*
В Питер

На ходу снимая пояс,
Плащ и свитер,
Я сажусь на скорый поезд –
Еду в Питер.
В рюкзаке моем не пиво,
Банка с соком.
Загляну в чужое чтиво
Ненароком.
У меня с собой ни книжки,
Ни газеты.
За окном дома-домишки,
Питер, где ты?
Там ночами спят тревожно,
Снов не видя,
Зимний – стоя, Невский – лежа,
Медный – сидя.
На последнем перегоне
Плотный, низкий
Поглотил туман вагоны,
Как сосиски.
Над вокзалом силуэты
Строгих литер.
Питер, Питер, ты ли это?
Здравствуй, Питер!

Автор: Елена Ширимова




*
Питерская весна

Петербург, это мир, где короткую мокрую зиму
Бесконечная осень сметает дождём бесконечным.

В колоннаде Исакия солнце в бессилии мима
Заплутав, не прорвалось, чтоб рухнуть Собору на плечи.
И ушло, не прощаясь, до новой попытки безумной
По Ростральной колонне скользнуть фиолетовым бликом.

Наверху облака, безграничней, чем полчища гуннов,
Атакуют в порыве безжалостном, яростном, диком,
И роняют как пот водяные тяжёлые струи -
Медный всадник стоит ослеплённый слезой дождевою.

Но не дрогнул гранит петербургских отчаянных улиц -
Петербург не сдаётся, он жаждет победного боя.

Ветер флаги рванул, сбросив в радугу водное иго,
Облака, подустав, запалили зарницы кострами,
А на шпиль Петропавловки солнечный лучик запрыгнул,
Как хирург зашивая дождём нанесённые раны.


2019
Автор: crkthjrfrnec (Егор, как и смотрительмаяка, тоже москвич))




*
Нева - История...

Меж ладоней залива и озера,
ни зимою, ни летом, ни осенью...
Одеяние белое сбросила
не краснея от на-
готы...

И как водится, голую сцапали,
соблазняли приблудами царскими,
но вернула История цацки им...
Развели над Невой
мосты.

"Наши помыслы - море Балтийское..."
На полотнище флага Российского
троецветие доблестей... Присно ли?
Врачевала плакун-
трава

ни увечья, ни раны, ни ссадины -
стяги - драны турецкими саблями -
поколение Медного всадника...
Развела берега
Нева...

Как и прежде: "Вперед, за отечество!"
Столько минуло... Души не лечатся!
И сбивает течение встречное!
И звучит в голове
каприс...

Пропитались солеными песнями,
а приходится ныне лакействовать...
Пусть Москва - это сердце Россейское,
Но мосты
над Невой
сошлись!

Автор: yust





*
Санкт-Петербург

Мне амнистии, даже не надо
И моих пересмотренных дел,
За решёткою летнего сада
Я сидел бы, сидел и сидел.

На скамейке в Михайловском, боже!
В Петропавловке, где каземат,
На часок и пожизненно тоже,
Я присесть был, товарищи, рад.

От Барклая, Кутузова сбоку,
У Невы на родимый гранит -
Век сидел бы я, радуясь сроку,
Созерцая прекраснейший вид.

2014
Автор: bes1917





*
Петербуржские зарисовки или сон, которого не было

В темно-синем плаще и в норвежском узорчатом свитере,
Запивая холодным шампанским белужью икру,
Ранним утром Есенин и Пестель гуляли по Питеру
И веревки на шеях дрожали, как лист на ветру.

Им самим было как-то неловко от этой нелепости,
И хотелось заснуть поскорей крепким сном, но увы…
Они жарили сфинкса у стен Петропавловской крепости
И бросали объедки в холодную воду Невы.

А потом, до рассвета бродя по осеннему городу,
Наблюдали, как Цой под дождем выпил воду из луж,
И как Петр отчаянно брил Достоевскому бороду,
И как Гоголь в кофейне сжигал третий том мертвых душ.

Мертвый Пушкин над Мойкой летит на дуэль в белом саване,
И Некрасов в ларьке на Сенной продает карамель,
И «Аврора», как прежде, ушла в кругосветное плаванье,
Но, доплыв до ростральной колонны, наткнулась на мель.

А замерзшие львы у моста тихо пьют воду из реки
И соборы угрюмо застыли в сиянье луны,
И витают над сонной Невой петербургские призраки,
И влетают непрошеным гостем порой в наши сны.

© Александр Булгаков





*
Питерским транзитом, жесткий промежуток
Пережить и дальше втиснуться в орбиту.
Мне осталось мало, менее двух суток,
Чтоб себя уверить в том, что все забыто.
Отпусти Фонтанкой под мостом плескаться,
Отпусти трамваем дребезжать по рельсам.
Отпусти, мне нужно скоро возвращаться.
Отпусти, мне нужно где-нибудь согреться.

Автор: Лия Киргетова

*
Питер, привет

Питер, привет, это – медленный мой разбег
Чувствую очень теплый внутри азарт.
Питер, скажи, не вовремя выпал снег?
Или не вовремя кто-то назначил март?
Мы же такие мирные – до поры...
Если не трогать – вежливы и тихи.
Я крашу в нежно-синий твои миры,
Ты и во сне читаешь мои стихи.
Память стирает лица и имена
Питер, но если – это – опять пройдет,
Если останусь снова совсем одна,
Я по Фонтанке выстелю красный лед.

Ты, как и я – заведомо не спасен.
Твой поцелуй, словно метка на тёмном лбу.
Смотришь с улыбкой: справится? унесёт?
Господи, если и это – еще не все,
Что же ты Питером правишь мою судьбу?

Питер, я третьи сутки почти не сплю.
А у меня назавтра – опять вокзал.
Я улыбаюсь полу, чтоб выжил зал.
Я же боюсь, что взглядом все затоплю.
Если – вот это – значит, что я – люблю,
Питер, ты мне о многом не рассказал...

Автор:  Лия Киргетова





*
С тех пор я Петербурга не люблю.
Температура, близкая к нулю,
На этот раз в глаза переместилась.
И было душно, и хотелось лечь
С ума сводила близость милых плеч,
Которая в мученье превратилась.

Я думала, разглядывая пол,
Что этот город мне не подошел,
Что я его с руки не покормила.
А в этот раз я приглянусь ему,
Я приручу, поглажу, обниму,
И он простит, а я давно простила.

Меня до слез сегодня умилит
Игрушечных мостов серьезный вид,
Что так давно в мою ладонь просились.
Но не спасли ни Пушкин, ни июль
И опоздал ко мне ночной патруль,
И фонари в Неве не отразились.

Был невозможен поворот назад,
И я пошла куда глаза глядят,
Ничьим не провожаемая взглядом.
Я умирала, но не умерла.
Я видела, как медленно плыла
Берлинская лазурь над Летним садом.

Автор: Аня Ру





Подборка, если сложится, будет продолжена ниже, в комментариях
7.gif 7.gif
Tags: ностальгия город любовь Петербург, чужие стихи
Subscribe

  • Раскрытая книга.

    «Раскрытая книга» — один из интереснейших объектов на картинах. Весьма популярная тема в изобразительном искусстве. Радуешься, даже…

  • Понятия не имею, чей это твиттер, да и не так это важно. Комментарии здесь. https://twitter.com/alenkuts_a/status/1376616814919221253 Такая…

  • Фиалка душистая. Фиалка лесная.

    Раз в лесу растёт, значит, лесная, точнее не скажу. На немецком называется: Duftveilchen (Viola odorata), или Märzveilchen — мартовская…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

  • Раскрытая книга.

    «Раскрытая книга» — один из интереснейших объектов на картинах. Весьма популярная тема в изобразительном искусстве. Радуешься, даже…

  • Понятия не имею, чей это твиттер, да и не так это важно. Комментарии здесь. https://twitter.com/alenkuts_a/status/1376616814919221253 Такая…

  • Фиалка душистая. Фиалка лесная.

    Раз в лесу растёт, значит, лесная, точнее не скажу. На немецком называется: Duftveilchen (Viola odorata), или Märzveilchen — мартовская…