N.Dank... Согревая ладошки луж. (n_dank) wrote,
N.Dank... Согревая ладошки луж.
n_dank

Category:

Немецкий журнал статьи 1942 г. Часть II. Ленинградский альбом — из блокадного города в Шотландию.

Первая страница развлекательного издания Das Illustrierte Blatt 1942 года отведена рассказкам о политической жизни 1940-ых, из номера в номер поднимаются темы дипломатических отношений, политических взглядов и судеб известных персон: Черчилль, Рузвельт, (изредка упоминается) Сталин, а также английские, американские и советские дипломаты, их жёны, дочки/сыночки, секретарши. Актуальные новости в стиле этакого литературного нуара с соответствующей атмосферой секретности, недоверия, разочарования и цинизма.

Фото опубликовано в июле 1942 под заголовком «Нам нужно больше оружия». Британский министр Оливер Литтлтон рядом с играющим пятилетним сынишкой Адрианом представлены как пример английской агитационной кампании, в английских газетах фотография была подписана следующими словами: «Адриан говорит: Нам нужно больше танков, больше самолетов, больше пушек. Его отец с ним согласен/считает, что сын прав.»
С марта 1942 по июль 1945 года Оливер Литтлтон занимал должность государственного министра военного производства.


Уинстон Черчилль и Ллойд Джордж — британский политический деятель, близкий друг Черчилля. На фото от апреля 1941 они представлены как два военачальника: премьер-министр Великобритании в Первую мировую и нынешний (Первая мировая обозначена просто как Weltkrieg, без уточнения порядкового номера)

На этой странице представлено художественное описание перелёта из Лиссабона в Англию. Обычно полёт длился около 6 часов и составлял 1100 км, но лётчики вынуждены были огибать опасную вражескую территорию и делать петлю в 800 км (опасную, с точки зрения американских пилотов и журналиста). Контроль багажа, проверка виз, нормы ввоза денежных сумм, заселение в отеле за 200 км от Лондона и т.п. — размеренное повествование в общем-то ни о чём, интересны тут подписи под фотографиями: Слева: цвет кружка информирует о степени опасности авиационного налёта немецких бамбардировщиков . Справа: приготовление традиционного супа из гигантских черепах на ежегодном банкете Лорд-мэра, приглашено около тысячи гостей, премьер-министр каждый раз произносит политически важную речь.

Февраль 1942.
Американская кинозвезда Джейн Расселл (1921— 2011). Выбраны три кадра из фильма. Подчеркивается интерес Рузвельта к фильму.



Фото опубликовано в Das Illustrierte Blatt в марте 1942. Английская газета Daily Mirror в сентябре 1941 провело опрос среди военнослужащих. Из множества присланных фотографий обаятельных читательниц выбрали мисс Флот (брюнетка с голубыми глазами слева), мисс Армия (девушка с каштановыми волосами и голубыми глазами), мисс ВВС (блондинка справа).


Шпиономания в Америке, кампания против болтунов. Киноактриса Jane Russel после крушения грузового корабля, торпедированного японцами. Плакат: «Слетевшее с уст слово может потопить корабль». Сентябрь 1942.


— Сентябрь 1942. Насколько могу понять, подпись под фото — на котором изображена сцена из «Гамлета» — выражает возмущение/удивление по поводу балетной постановки пьесы Шекспира в Лондоне (Гамлета, понимаешь, станцевать решили в Sadler's Wells Theatre)
— Тонкий намёк чувствуется и в пояснении к фото, на котором изображена вечеринка, организованная Министерством юстиции для более близкого знакомства работников. Вашингтон, бассейн Ambassador-Hotel. Июль 1942.



Немцы перепечатывают англ./амер. карикатуры.
Английская карикатура 1942 года...— Что же вчера было особенного, кроме яйца к завтраку?
Американская карикатура 1942 года...— А это мой мешок с песком против зажигательных бомб.




Расчёт опубликован 24.10.1942
Вражеская агитация утверждает: Британская империя, Соединенные Штаты и Советский Союз — вместе 838 миллионов человек, с другой стороны страны «оси» и их союзники Германия, Италия и Япония с Маньчурией —  всего около 300 миллионов человек. Верно ли это?
Этот расчет наших врагов неверен!  838 миллионов — это иллюзия. Более половины из них составляют либо люди с низким культурным уровнем, которым нельзя доверить работу на вооружение (Rüstungsarbeit), либо угнетенные народы, оказывающие пассивное сопротивление, такие как индийцы. Нужно вычесть из приведённого числа 465 миллионов.
Немецкий вермахт отрезал от союзников на оккупированных территориях Советского Союза не менее 90 миллионов человек.
Остается: 60 миллионов в Британской империи, 130 миллионов в США и около 90 миллионов в остальной части Советского Союза.
«Ось»  имеет в своем распоряжении не только 300 миллионов человек, но и рабочую силу почти всей Европы и Японии, а также завоеванных территорий. Это 450 миллионов человек.
В действительности: у врага осталось всего около 280 миллионов человек, из которых он сможет привлечь людей на военную службу, в то время как у стран «оси» и их союзников —  450 миллионов человек. Министр иностранных дел (Риббентроп): «Большая часть рабочей силы, задействованной в военной промышленности в Европе и в Японии, всегда состояла из хорошо подготовленных и квалифицированных рабочих. Напротив, основная часть рабочей силы, доступной сегодня в Америке и Англии, состоит из недавно обученных людей без технической подготовки или опыта...»







Иван Майский, посол СССР в Лондоне, 1932-43 год.
Публикация от 06.06.1942


Описываются события мая 1941 года, встреча высших должностных лиц СССР и иностранных представителей (обмен новостями под водку) в Малом зале «Дома Советов» (описывается какой-то один из «Домов Советов» якобы) на Театральной площади, названной в честь трех расположенных в непосредственной близости театров. В то время, когда эти театры были еще императорскими, в красивом старинном дворце располагался «Клуб знати», который проводил здесь свои великолепные балы и банкеты, а после революции большевикам доставило особое удовлетворение иметь возможность занять этот дворец...Обсуждались события на Балканах и отстранение Молотова. Среди гостей был посол Югославии в Москве Милан Гаврилович: «его морщинистое крестьянское лицо еще более перекошенное (?) замкнутое  (плохо переводится слово «verkniffener»), чем обычно, ему всегда было трудно говорить, поэтому, хотя он очень умен, он никогда не произносил политических речей». Промолчал Гаврилович и на этот раз, чувствуя, что его предали как Советский Союз, так и британский посол Криппс (Стаффорд Криппс).
Далее описывается, как Гаврилович припоминает о том, что в зале бывшего аристократического клуба в 1938 году состоялся последний из крупных показательных политических процессов, на котором генеральный прокурор Вышинский, являющийся на момент обсуждаемых событий заместителем (в скобках: «министром», на самом деле — первым заместителем наркома иностранных дел СССР), вынес смертные приговоры старым соратникам Ленина и противникам Сталина, в том числе Бухарину и Рыкову. Идёт описания зала, где был вынесен приговор: прокурор и судьи — за красными драпированными столами, подсудимые — за ограждением, зрители (около трехсот человек) — на скамьях, вероятно, старых церковных лавках, маленькое окошко на задней стене...


Собственно, с этого маленького неприметного окошка, даже не из стекла, а из какого-то похожего на стекло материала, и начинается данное художественное описание. Нагнетается определённая атмосфера, читателям предлагается прильнуть к этому зловещему окошку словно к замочной скважине в замке Синей бороды. А там за окошком и комнатка отыщется, откуда Сталин и другие кремлевские деятели могли незаметно наблюдать за процессом, и лишь мелькающий в окне отблеск сигареты выдавал их незримое присутствие.
На этой же странице упоминается книга американского журналиста Уолтера Дюранти «Кремль и народ» (1941). Дюранти присутствовал на описываемом процессе. И вот тут прелюбопытная история из XXI века имеется, очень показательная. Процитирую:
«В своих очерках У. Дюранти утверждал, что общество будущего действительно будет коммунистическим, оправдывал жестокости коллективизации необходимостью жертв во имя будущего, пытался приуменьшить масштабы охватившего страну голода, в особенности «голодомора» на Украине. За серию очерков о первой пятилетке У. Дюранти был удостоен Пулитцеровской премии. Из забвения журналиста вызвал скандал, случившийся в 2003 г., когда проходила кампания по лишению У. Дюранти высокой журналистской награды за искажение информации о голодоморе.» (с) И.Г. Игнатьева Политическая лингвистика 3 (53)'2015
То есть даже в Германии в 1942-ом не пытались оспаривать профессионализм и объективность Дюранти...«нонеча не то, что давеча».

Впочем, к советскому послу Ивану Майскому, чей портрет украшает страницу, данное описание не имеет ровным счётом никакого отношения.

13.06.42

Краткое содержание:
Июльские дни 1941. По ходу повествования приведен текст еженедельника News Review: «Британские танки выступили против большевиков. Тысячи британцев и американцев вместе с «белой» армией генералов Врангеля и Деникина против красных, сто миллионов фунтов (два миллиарда золотых марок), деньги от британских налогоплательщиков, расходовал военный министр Черчилль, чтобы разгромить (стереть в порошок) большевиков. Это было 21 год назад. В страшных снах не могло присниться Уинстону Черчиллю, что в 1941 году  он мужественно (решительно) провозгласит: «Мы должны оказать Советам всю возможную помощь! Дело каждого борющегося русского — дело всех свободных людей и всех свободных народов в каждой стране на земле!»
Изменения в политике в отношении России можно почувствовать в Лондоне на каждом шагу. Описывается ожидание прибытия советская военной миссии. На вокзале Паддингтон её встречает делегация британских офицеров, военный оркестр готов сыграть несколько тактов «Интернационала».
«"Der Kampf der Roten Armee ist Euer Kampf! Die Kommunistische Partei ruft Euch zu: Handelt! Helft den Sowjets!" Um dies Plakat hat es hinter den Kulissen einen Krach gegeben. In der ersten Fassung stand da noch: "Weg mit den Fascisten von den hohen Posten in England! Räumt auf mit der in den Betrieben! Gegen Vergeudung und Ausnützung unserer Arbeitskraft!"»
Однажды утром на станциях лондонского метро можно увидеть большие плакаты с советским солдатом и надписью: «Борьба Красной Армии — ваша борьба! Коммунистическая партия призывает вас: действуйте! Помогите Советам!» В первом варианте ещё было: «Долой фашистов с высоких постов в Англии! Покончите с этим на заводах! Против разбазаривания и эксплуатации нашей рабочей силы!» Министр информации Duff Cooper запретил размещать этот плакат. Но, к его удивлению, вмешалась Даунинг-стрит, 10: премьер-министр Черчилль прислал своего личного секретаря...<...> две недели спустя появляется новый министр информации: Brendan Bracken.



«Дафф Купер стал первой жертвой Майского!» — кричали друг другу в политических клубах. Маленький советский посол с монголоидными чертами лица Иван Майский в одночасье превратился в крупную политическую фигуру в Англии (использован оборот: mit dem verkniffenen Mongolengesicht). Сразу после объявления о начале войны Майский вызвал репортеров в сады Кенсингтонского дворца и сказал им: «Советы имеют право ожидать помощи от Англии, потому что они сражаются — все, даже женщины и дети — не только за себя, но и за свободу и безопасность других стран!" Премьер-министр Черчилль повторил это почти дословно в своем радиообращении...

Днем 12 июля, в субботу, британская разведка сообщила: «Сегодня в Кремле в Москве посол Криппс и комиссар по иностранным делам Молотов...подписали договор, согласно которому оба правительства обязуются оказывать друг другу всяческую помощь в борьбе с Германией и не заключать сепаратного мира.

Три дня спустя Иван Майский появляется с женой и одиннадцатью советскими офицерами на большом английском танковом заводе. Советский флаг развевается над заводским двором, где выстроились распевающие «Интернационал» и аплодирующие послу рабочие. Как позже сообщат газеты, «явно растроганный» Майский благодарит их. Демонстрируемые танки украшены советскими флагами и надписями: «Сталин, мы здесь!», «Все на помощь Советам!» «Москва, мы идем!». Мадам Майская машет рукой взобравшимся на танки демонстрантам, которые громогласно отвечают на приветствие.

Фото мадам Майской  в немецком Das Illustrierte Blatt.
Мадам Майская и жена Стаффорда Криппса, британского посла в Советском Союзе с мая 1940 года по январь 1942 года. Выставка советских фотографий в Лондоне. Фото опубликовано в апреле 1942 года. Справа: июль 1941, фото сделано при подписании советско-британского договора. В обсуждаемом журнале фото опубликовано в июле 1942.


Это я попыталась перессказать краткое содержание статей в немецком журнале 1942 года.






В дополнение к теме. К немецкому журналу это не относится, но речь о том самом времени и о тех самых людях.
В сети есть фото отправки танка «Валентайн» (Valentine) в СССР. Танк с надписью «Stalin» перевозится на грузовике с завода в порт. Фотография сделана 22 сентября 1941 года, на танковом заводе Birmingham Railway Carriage and Wagon Co. состоялся торжественный митинг, на который были приглашены советский посол Иван Майский и члены российской военной миссии.




Агния Александровна Майская (1895–1987), урождённая Скипина, образование среднее (Омская гимназия), до 1917 была народной учительницей в Омске, член РСДРП(б) с 1920 года.
Мадам Майская на танковом заводе в сентябре 1941. Её можно разглядеть и на общей фотографии среди рабочих завода.
Справа: В 1943 году шотладская газета «Glasgow Herald» подробно освещала презентацию «Ленинградского альбома». Агния Майская представляет альбом из блокадного Ленинграда.



Усилиями Агнии Майской об альбоме и о блокадном Ленинграде узнали в Англии. Вот уж не думала, что встречу упоминание о ней в немецком журнале 1942 года! Ленинградский альбом был оформлен и отправлен в Шотландию в качестве ответного жеста на инициативу женщин Шотландии —  в 1942-ом году женщины Котбриджа и Эрдри через Советское Посольство в Лондоне отправили альбом со словами поддержики женщинам Ленинграда.

В конце 1941 года женщины Шотландии, которые были полны сочувствия к женщинам блокадного Ленинграда из-за выпавших на их долю тягот и испытаний, решили отправить в Ленинград слова поддержки и ободрения. Трогательные рисунки в присланном из Шотландии альбоме выполнены с большой любовью. Переплет из шелкового тартана* в традиционных цветах (оранжевый, белый, кремовый и желтый) был украшен цветком чертополоха (эмблема Шотландии).
* шелковый тартан — это клетчатый орнамент, состоящий из горизонтальных и вертикальных ... от староиспанского слова tiritaña, которое можно перевести как «тонкая шёлковая ткань»

Шотландский альбом. За очень короткий промежуток времени было собрано более 6000 подписей и множество сообщений. Оформляла обложку Margaret Plant. Делегация домохозяек, включая Agnes Maxwell, отвезла альбом в Лондон и передала его в советское посольство. Имя мадам Майски было уже хорошо известно подготовившим послание в Ленинград женщинам. Они знали о её по радиообращениям, по посещениям заводов по всей Британии и её дружбе с миссис Черчилль. В субботу 13 декабря 1941 года прибывшая в Лондон на ночном поезде делегация из пяти женщин передали мадам Майской альбом и букет цветов. Агния Майская напоила их чаем и рассказала о борьбе советского народа.
«Madame Agnes Maisky, the wife of the Soviet Ambassador, Ivan Maisky, replied, promising to do all she could to get the album to Leningrad, and suggesting that the women deliver it to her personally at the Embassy. Madame Maisky was a name already well known to the women who were to be presented to her. They knew about her appeals on radio, her visits to factories all over Britain and her friendship with Mrs. Churchill. They had seen photographs of her attending fund-raising galas with her husband.» (с) The Leningrad Album, a Token of Scottish-Russian Friendship in War.



Последняя неделя февраля 1943 года была объявлена Неделей России, главным экспонатом выставки в здании Sir John Wilson Town Hall был Ленинградский альбом. Листы с подписями около 3300 жительниц блокадного Ленинграда были помещены в большие вклеенные в альбом конверты. Подписавшиеся называли свои имена, свои рабочие места и иногда описывали свою роль в защите города...Самые длинные списки имен — от работниц знаменитого Кировского завода, крупнейшего промышленного предприятия в Ленинграде, где работали в то время в большинстве своем женщины и девушки, некоторые с гордостью называли себя стахановцами, «вооруженной охраной Кировского завода» (armed guards at the Kirov) или просто бойцами (fighters). Школьная тетрадь в клетку с таблицей умножения на обложке содержит подписи учителей начальных классов, школьного инспектора и директора детского дома. Альбом был доставлен в несколько больниц в Ленинграде, в том числе в Военный госпиталь № 1, где расписались комендант и все врачи, большинство подписей – неразборчивым почерком, характерным для медработников во всем мире. Альбом был доставлен в Ленинградский театр музыкальной комедии, где его подписали знаменитая балерина Нина Пельцер и её коллеги. Театр оставался открытым в течение всей осады. Альбом подписали известные женщины Ленинграда: сценарист Елена Дейнеко, директор консерватории Антонина Лебедева, директор Института востоковедения Мария Овчинникова, профессор японского языка в Ленинградском университете Евгения Колпакчи.

Анна Петровна Остроумова-Лебедева (1871—1955), одна из самых выдающихся художников Ленинграда, отвечала за иллюстрации Ленинградского альбома. Именно серия цветных гравюр с видами Ленинграда, из которых были выбраны иллюстрации для Ленинградского альбома, принесла ей всемирную известность. Адрес дома Анны Петровны Остроумовой-Лебедевой, где был создан Ленинградский альбом, – улица Академика Лебедева, дом 10 – в Выборгском районе города. На момент начала войны ей было 70 лет, но она была одним из самых продуктивных художников блокадного города.

Летом 1942 года Анна Остроумова-Лебедева была вызвана в горком партии, где ей показали альбом, прибывший из Шотландии с приветом и добрыми пожеланиями женщинам Ленинграда. Художнице предложили оформить ответный альбом, и Анна Петровна с радостью согласилась.

По воспоминаниям художницы Веры Владимировны Милютиной:
13 июня 1942 года заместитель начальника Управления по делам искусств при горисполкоме (в послевоенном будущем – директор Ленинградского театрального музея)  Андрей Андреевич Бартошевич предложил Вере Милютиной помочь известной художнице Анне Петровне Остроумовой-Лебедевой в оформлении альбома (обе художницы тогда жили на одной улице).
«Все страдали авитаминозом, цингой и анемией. Нашим пальцам не хватало подвижности, а нашим глазам не хватало ясности зрения, наш мозг быстро утомлялся. Мы были голодны, но у нас не было времени даже на скудный паек (тарелку супа и немного каши). Подруга Анны Нюша топила самовар деревянными дровами, и после стакана горячей воды работа шла намного легче. Один из художников-графиков Борис Петрович Светлицкий одну из «белых ночей» просидел за письменным столом, записывая текст от руки...»

«In five days we had completed the Leningrad Album, five days of hard, mostly silent work, exhausting but so satisfying ! It had grown into a large, handsome book, each page measuring 30 by 40 centimetres...»
Ленинградский альбом был закончен за пять дней. Он превратился в большую красивую книгу, каждая страница размером 30 на 40 сантиметров, страницы расписаны акварелью, а также тонированными и черно-белыми рисунками, в основном работы Анны Остроумовой-Лебедевой и некоторых других художников. Гербы СССР и Великобритании были точными по своим пропорциям и окраске. Герб Великобритании в стиле барокко с многочисленными львами, коронами и леопардами, с единорогом, рыцарским щитом и переплетёнными бледно-голубыми лентами, увитыми розами Англии и чертополохом Шотландии, был украшен золотом и серебром.



На льняном переплете альбома разместили прекрасную раннюю русскую вышивку, которую Анна Остроумова-Лебедева выбрала из резервной коллекции Русского музея. Альбом поместили в картонный футляр, который накрыли золотой парчой.
Комиссия по искусству и власти Смольного одобрили альбом, и он был немедленно доставлен в Москву. Оттуда затем был отправлен в Лондон.

Высокий художественный стандарт альбома и забота о его представлении имели глубокое значение. Одним из главных источников гордости переживших блокаду ленинградцев было понимание того, что им удалось сохранить жизнь даже в самые мрачные дни испытаний, удалось сохранить музыкальные и театральные представления, литературу и искусство города, который был известен своей культурной жизнью в течение двух веков.*

*краткий пересказ истории создания альбома из книги шотландского историка Маргарет Хендерсон «Дорогие союзники». Презентация этой книги на русском состоялась в 2017 году. Если я правильно понимаю, книгу Маргарет Хендерсон, изданную в 1988 году, на русский перевели только тридцать лет спустя. Возможно, кому-то удастся найти текст на русском.



Стр. 39 Иллюстрация с флагами, работа Веры Владимировны Милютиной (1903 −1987)




Das illustrierte Blatt › 30 (1942) › 15 (11.4.1942)  a.jpg













Источник фото: https://www.scotiana.com/the-leningrad-album-a-token-of-scottish-russian-friendship-in-war/



От нас, союзниц, женщин Ленинграда,
Вам женщины Шотландии, привет!
Нам с Вами расстоянье - не преграда,
Для общей цели - расстояний нет.


Мы с гитлеровцами, за мужьями следом,
Ведем борьбу на всем материке.
Ускорим день! И общую победу
Отпразднуем на общем языке.

Вера Инбер Ленинград 1942

Оригинал альбома, отправленного из Ленинграда в 1942 году и в январе 1943 года достигшего Глазго, хранится в Библиотеке Митчелла. Альбом, который женщины Котбриджа и Эрдри отправили женщинам Ленинграда в 1942 году через Советское Посольство в Лондоне, хранится в Петропавловской крепости. Шотландцы настолько были впечатлены историей с альбомами, что в 2017 заказали копию Ленинградского альбома, теперь он есть и в Норт-Ланаркшире.


2013 HMCG Keith Allan at the Mitchell Library in Glasgow; Справа: Paul Fortress in St Petersburg.




Страницы Шотландского альбома, текст можно увеличить: https://www.facebook.com/sredapeterburga/posts/757729357999989
Справа: Копия Ленинградского альбома, которую шотландцы сделали для Норт-Ланаркшира.



ВОСПОМИНАНИЯ СОВЕТСКОГО ПОСЛА. В ДВУХ КНИГАХ. Иван Михайлович Майский. Отрывок из книги Ивана Майского о Фонде Красного Креста в Лондоне и работе жены Агнии Майской:
Устав о зарубежных представительствах Красного Креста был опубликован только два года спустя (в 1943 г.). Можно было, конечно, возложить дела Красного Креста на одного из секретарей посольства, но это означало бы сразу бюрократизировать все дело и сильно приглушить скрывающиеся в нем общественные возможности. Это было нежелательно. Мне казалось более правильным пойти иным путем. В Англии очень принято, чтобы во главе фондов типа Красного Креста стояли женщины высокого положения. Президентом Британского Красного Креста (его официальное наименование: "Общество Британского Красного Креста и Ордена Святого Иоанна в Иерусалиме") является не король, а королева. Перед войной фонд помощи борющемуся Китаю возглавляла леди Криппс (жена известного лейбориста Стаффорда Криппса). Во время войны, как подробнее будет рассказано ниже, самый большой "Фонд помощи России" имел во главе миссис Черчилль. <...> А. А. Майская была "оформлена" в качестве главы фонда Красного Креста сначала приказом по посольству, а затем получила санкцию Красного Креста в Москве. Разумеется, всю работу она проводила в общественном порядке. В помощь ей был создан маленький, очень маленький аппарат: на первых порах один, потом два и, наконец, три человека, которые содержались за счет сборов Красного Креста.<...> Здесь необходимо сказать, что работа Красного Креста находила энергичную поддержку во всей лондонской советской колонии. Каждый старался что-нибудь сделать, чем-нибудь помочь ему, и это всеобщее стремление на практике выливалось в самые разнообразные формы. Женская часть колонии под руководством жены начальника нашей военно-морской миссии А. А. Харламовой вязала, шила, упаковывала и отправляла теплые вещи для Красной Армии и гражданского населения. Мужская часть, из которой в основном состоял аппарат посольства, торгпредства, военно-морской миссии и других советских учреждений в Англии, оказывала содействие Красному Кресту в других отношениях: адмирал Н. Г. Морозовский заботился о "проталкивании" его грузов на идущие в СССР конвои, посольский бухгалтер Кулешов вел огромную работу по приходованию и расходованию пожертвований фонда, торгпредские работники И. Т. Качуров, A. И. Дубоносов, А. И. Механтьев и другие являлись техническими советниками фонда при размещении им заказов на рынке и т. д. Ценную помощь в установлении связей с английскими медицинскими учреждениями фонд получал от работника посольства В. С. Гражуля, врача по образованию.
Были у фонда искренние друзья и среди англичан, из которых мне хочется упомянуть здесь доктора Джофрея Виверса, заместителя председателя лондонского Зоологического общества. В первую мировую войну он был врачом при британской армии во Франции. <...> Еще задолго до войны он стал другом Советского Союза и раза два бывал в нашей стране. С первых дней нападения Германии на СССР Виверс с необыкновенным жаром отдался делу помощи Красной Армии и советскому народу. Он очень много содействовал фонду в установлении связей с различными поставщиками медикаментов, медицинских инструментов, материалов и т. д. Он контролировал также качество получаемых продуктов и вел неустанную пропаганду в пользу помощи СССР среди английских научных кругов. <...> Второй вопрос, который стал перед посольством, был вопрос о подтверждении получаемых пожертвований. <...> В каждое благодарственное письмо старались внести (конечно, в тактичной форме) что-либо могущее прямо или косвенно содействовать лучшему пониманию даятелем событий, совершающихся в СССР, героизма советских людей на фронте и в тылу, твердой решимости их довести войну до конца, т. е, до полного разгрома фашизма. <...> Конечно, в отсылаемых письмах нельзя было повторяться. Надо было разнообразить материал и в каждом отдельном случае учитывать индивидуальные свойства даятеля. Это была очень сложная, тонкая, деликатная работа, но фонд ее успешно выполнял, тем самым сильно помогая посольству в борьбе с пессимистическими настроениями в отношении перспектив СССР, которые, как мы уже знаем, были широко распространены в Англии в 1941-1942 гг. Насколько серьезен был этот канал антипораженческой пропаганды, можно судить по тому, что за первые два года войны наш фонд разослал свыше 10 тыс. ответных писем. Его корреспонденция во много раз превысила всю остальную переписку посольства. А ведь каждое ответное письмо при получении его даятелем читалось и перечитывалось его друзьями, знакомыми, коллегами, сослуживцами.
Просветительная работа с помощью писем дополнялась обширным использованием для тех же целей устного слова. Многие жертвователи предпочитали не посылать свои деньги почтой, а лично приносить их в посольство. Фонд Красного Креста принял буквально сотни и сотни делегаций самого разнообразного рода. Приходили старики и молодые, рабочие и предприниматели, фермеры и лавочники, дети и взрослые, летчики и артисты, профессора и домашние хозяйки. Их всех принимали и с ними разговаривали, стараясь при этом рассеять их предубеждения или невежество, рассказать правду о Советской стране и Красной Армии, а главное - укрепить их веру в нашу непобедимость и в неизбежный крах фашистских держав.
Тесно связаны с работой Красного Креста были и некоторые выступления А. А. Майской на больших митингах и собраниях. Особенно интересными были три ее поездки в Ковентри, Манчестер и Глазго в начале 1943 г. В те дни, чтобы укрепить связь между простыми советскими и английскими людьми, практиковался обмен посланиями между определенным советским и определенным английским городом, между определенной группой советских и определенной группой английских людей и т. д. И вот в ответ на послания женщин разных районов Великобритании женщины разных районов СССР слали своим далеким сестрам теплые приветы, лучшие пожелания, а главное, горячие призывы общими усилиями возможно скорее сокрушить хребет гитлеровской Германии. Эти послания советских женщин присылались А. А. Майской с просьбой вручить их по назначению. Обычно это были альбомы с текстом послания и сотнями и тысячами имен подписавших его женщин. Для примера приведу небольшие отрывки из послания женщин Ленинграда женщинам Глазго и его района. Для примера приведу небольшие отрывки из послания женщин Ленинграда женщинам Глазго и его района. Послание ленинградских женщин начиналось так: «Дорогие друзья наши! Мы до глубины души тронуты словами любви и привета, долетевшими к нам из далекой Шотландии. <...> 5 февраля 1943 г. моя жена приехала в Глазго и после ленча, устроенного муниципалитетом, на большом собрании, где присутствовали представительницы многочисленных женских организации района, торжественно вручила им ленинградский альбом, сказав при этом несколько соответствующих случаю слов. Таковы же были аналогичные встречи с женскими организациями в Манчестере и Ковентри.»



Периодика времен войны. Страницы обычных немецких развлекательных журналов. Часть I.

Tags: тема
Subscribe

  • Фриц фон Уде, картина «Принцесса луга».

    Fritz von Uhde (1848-1911), «Heideprinzesschen». 1889. Staatliche Museen zu Berlin. Помимо того, что он был художником, Фриц фон Уде…

  • Рыжий март.

    стихи оглянуться не успеешь – снова лето, длинным прочерком зима в углу тетради, и ни строчки, ни полстрочки, а по свету бродит Март с…

  • ><((((o>

    «Ремикс» не ремикс, с терминами сложно. Это называется «оборотка». Под обороткой понимают стихотворный ответ, в котором…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments